«Приглашаю только тех, от кого прёт энергией, креативом и конкретными предложениями, чем именно они хотели бы заниматься».

Обычный гражданин, спокойно проспав всю ночь и усаживаясь поутру за свой завтрак, включает радио – а там!.. Жизнь уже идет полным ходом, ведущие обсуждают что-то бодрыми голосами. Ощущение такое, что на радио всегда самый разгар рабочего дня, хоть ранним утром, хоть поздней ночью.  Это потрясающе, если вдуматься: все время быть в эфире. А руководить этим процессом  – просто грандиозно.  
Радиостанции нужно всё время быть на острие и на гребне, первой узнавать о событиях, а человеку в эфире нужно иметь своё мнение и уметь его высказать.

Николай Николаевич ЯРЕМЕНКО, главный редактор одновременно двух радио-проектов – «Радио Спорт», радио «Говорит Москва» – ответил на вопросы «ПрофГида» о  работе на радио.

ПрофГид:  Николай Николаевич, бытует дерзкое мнение, что на радио работают умные, а на телевидении красивые. Вы согласны?

Николай Николаевич Яременко – главный редактор радиостанций «Говорит Москва», «Радио Спорт» и Общественного Российского Радио.

Родился 30 июля 1971 года. По образованию – филолог (окончил с отличием Московский педагогический государственный университет,  аспирантуру по социологии и по журналистике).
На радио – с 1993 года. Был автором и ведущим программ на радиостанции «Надежда» (1993–1999), политическим обозревателем на  радио «Маяк» (2006), совмещая эту работу с ведением спецпроектов на радиостанции «Говорит Москва» (1997– 2006 гг.).

В 2006 г. становится директором Службы информации, заместителем главного редактора, а вскоре и  главным редактором радиостанции «Говорит Москва».
С 2007 года — главный редактор «Радио Спорт».
С 2009 года — главный редактор ОРР (Общественное Российское Радио), «Главное радио».
В 2009 г. избран академиком Российской Академии Радио.

Лауреат премии города Москвы в области журналистики за 2005 год.
Лауреат Национальной премии «Радиомания» за 2011 год

Николай Яременко: Я слышал другое утверждение: «На радио – умные, а на телевидении –
талантливые». На самом деле всё это ерунда. Журналистов много – намного
больше, чем рынку нужно. А хороших журналистов очень мало – намного  меньше,
чем нужно на рынке. Оговорим, что для телевидения, правда, не всегда,
журналист нужен – красивое лицо. Но времена такой «журналистики» всё-таки
уже уходят, как мне кажется.
Мне нравится другая фраза, которую я подслушал у своей коллеги и под каждым
словом из которой могу подписаться. Выступая перед моими студентами, она
сказала примерно так: «Хотите славы – идите на телевидение, хотите
творчества – идите в газету или в журнал, а хотите получать от журналистики
удовольствие – идите на радио».

Какие с вашей точки зрения, нужно иметь качества, чтобы быть хорошим
радиоведущим. Важен ли голос?
Каких людей вы бы никогда не пригласили в качестве радиоведущего?

Голос важен, но это не номер один. Я знавал ведущих, у которых от природы
потрясающий голос. Просто потрясающий! Но нет мозгов. Приходилось всё равно
расставаться. Голос без наполнения, содержания – пустышка.
Приглашаю только тех, от кого прёт энергией, креативом и конкретными
предложениями, чем именно они хотели бы заниматься. Чаще же приходится
слушать банальное: «Ой, я типа вела бы ночной эфир!» – «И чем бы Вы там
занимались? О чём были бы программы?» – «Ой, я общалась бы со слушателями».
Уже на этом этапе можно указать на дверь. Лучше сразу объяснить человеку,
что это не его профессия, чем заставить потом его мучиться всю жизнь.
Строго говоря, я на этот вопрос попытался ответить своей книгой «Как стать
радиожурналистом: Работа на радио в вопросах и ответах» (Москва, Этерна,
2011), которая уже есть в книжных магазинах.

Бывает, что ведущий приплелся на работу, а у него нет никакого настроения,  он болен, он несчастлив, он выпил вчера лишнее? Заметно ли это слушателю? Вы боретесь с этим?

Личная жизнь должна оставаться за порогом. Не обязательно за порогом редакции, а скорее за порогом студии. Не важно, какой ты приплёлся и сколько ты выпил накануне. Если ты ожил в эфире и стал зажигательным, то для меня именно это важно. Другое дело, что не у всех так получается.

Случаются ли у вас идейные противоречия с вашими сотрудниками? Насколько это для вас болезненно? Если да, то как вы разрешаете конфликты?

У главного редактора не может быть противоречий с сотрудниками. Из множества субъективных точек зрения есть одна объективная – точка зрения главного редактора. Если сотрудник позволил себе противоречия, он уже не сотрудник.
Здесь не должно быть игр в демократию.

Вы руководите каналом «Радио Спорт» – это довольно широкий взгляд на мир спорта. И в то же время вы автор книги «Футбол убьет Россию».  А это не просто о спорте книга, а о сложной системе отношений – экономических, политических – вокруг спорта.
Можно ли при таком знании темы оставаться болельщиком? Вы на футбол ходите?

Да, можно. Тут я не вижу никаких противоречий. Вы же можете жить в счастливом браке, не изменяя супругу, но при этом с эстетической точки зрения оценивать, симпатичны или нет Вам другие люди? Вы же можете, любя определённый набор блюд, изучать меню всё равно пристально и тщательно? Так и здесь.
На футбол ходил с 1980-го года. Сегодня тоже хожу. И по работе, и для удовольствия. Но на наши стадионы детей не поведу.

На редакционной политике спортивного канала ваши предпочтения отражаются?

Есть любимый клуб. Но это не означает, что его я буду хвалить, а остальные команды критиковать, ведь так? Так что никак не отражаются.

Есть ли у вас какая-то «своя» тема, которая вас держит в журналистике? Насколько важно для главреда и для журналиста в целом наличие такой темы?

Такая тема есть, и она есть у каждого журналиста. Если он, конечно, журналист в полном смысле этого слова. Говорить, что именно она меня «держит», не могу. Уточнять, что это именно за тема, не буду. Я это не афиширую. Это очень личное. Точнее, было когда-то личным опытом. Потом стал об этом (в том числе об этом) писать, говорить. Но не хотел бы, чтобы меня воспринимали именно в связи с акцентом на этой теме.

У вас, когда вы стали главным редактором радиостанции, имели какую-то свою, особую стратегию? Был ли у вас реформаторский зуд «новой метлы»?

Нет, зуда точно не было. Когда 5 лет назад я стал главным редактором радиостанции «Говорит Москва», я ведь имел большой опыт работы на этой радиостанции на различных рядовых позициях – я ведь здесь почти с первого дня, с 1997 года. И я изнутри знал, какие винтики стоит подкрутить, какие заменить, а какие блоки просто взять и вырвать из буксующего механизма.
Делал не административно, взглядом сверху, а постигая науку управлять бывшими коллегами на опыте. Стратегия возникла позже.
На "радио Спорт" спустя год приходил уже иначе – именно не изнутри коллектива, а со стороны. Это, конечно, вызывало уже иные чувства в коллективе. Доверия поначалу было меньше.

А как складываются карьеры на радио?
Вот лично ваша карьера. Ведь по образованию вы не журналист, а филолог?

Всё воля случая. Я не рвался на радио, не стремился в журналистику. Я уже учился в аспирантуре, занимался наукой. Меня позвали выступить экспертом в одной из программ, потом позвали снова. Потом предложили делать на эту тему рубрику. Подумал: «А почему нет?» В 22 года интересно всё попробовать. Делал не за деньги, а из интереса попробовать себя ещё в какой-то сфере. Но
рубрика через полгода стала программой. Программа из еженедельной стала спустя год ежедневным каналом. И постепенно радио вытеснило все остальные виды деятельности. В том числе науку.
Я не жалею об этом совершенно.
У всех по-разному складываются. Ощутимая часть журналистов – вовсе не выпускники журфаков. Мне вообще не очень понятно, чему и как журналистов пять лет в вузах учат. Приходят с красными дипломами, а писать способны только школьные сочинения.

Несколько вопросов о радийной «кухне». Самый заметный – это ведущий программ. Он слышен, хоть и не виден. А как он готовится к передачам? Он  сам выбирают темы? Может он сам предложить новую программу?

Везде по-разному. Где-то ведущий лишь озвучивает всё, что ему подобрал коллектив редакторов. Я стараюсь давать бОльшую волю.

Откуда берутся новости? Что читает ведущий новостей? Кто ему эти тексты пишет?

Есть редакторы. Есть сам ведущий новостей. Перед ним ленты информагентств, открытые источники. Плюс эксклюзив, который прорабатывает вся служба информации.

Можно ли пить чай во время эфира или пиво или корчить рожи?

Нет, отвлекать не должно ничего. Но это не те вещи, за которые стоит наказывать.

Вы сами больше любите прямой эфир или запись?

Мне всё равно – как удобно гостю. Прямой эфир лучше в силу разных причин. Понимание, что уже ничего не вырежешь, не подправишь – оно заставляет и ведущего и гостя предельно собранным быть. Ощущение, что можно подрезать-подправить и сам эфир иногда делает пресным и скучным.

Если звонят сумасшедшие люди,  как эти звонки отсекаются?

Одни радиостанции ведут чёрный список номеров, другие наоборот изображают свободный доступ в эфир. Это уже умение и мастерство ведущего грамотно заткнуть неадеквата.

Много ли зарабатывают сотрудники радио?

Коммерческие вопросы обсуждать не в моих правилах. Если ты профессионал, ты в любой области сможешь зарабатывать.

Какие были смешные случаи, может быть, на радио?
Каких ошибок сотрудников вы боитесь? Что снится вам в страшных снах? Может быть, ошибка звукооператора,  что звука не будет? Такое бывало?

Ошибиться может каждый. Наказываю только за рецидивы. Если человек снова и снова лепит то, за что уже получал устное взыскание, он будет наказан уже серьёзнее. А вообще своим сотрудникам надо доверять. Я же не могу отслушать
весь эфир предварительно.

Николай Николаевич, дайте совет тому, кто ищет себе жизненную дорогу, профессию.

Советы давать не умею. Я не провожу на планёрках разборов полётов в жанре «А я бы сделал вот так...»
У каждого своя дорога. И зависит только от тебя самого, а не от стечения обстоятельств, насколько широкой и светлой она будет.

Адрес:

357500, Россия, г. Москва, ЦУМ, 4-й этаж.

Здесь Вы можете пройти тест дистанционно

Контакты

инфолайф.рф

инфолайф.рф

ютуб инфолайф